Публичная история для всех: майнор в ВШЭ

Продолжаем серию материалов об образовании в сфере публичной истории на Портале RU Public History. Мы поговорили об этом с преподавателями майнора по публичной истории Высшей школы экономики Александрой Колесник, Олегом Морозовым, Александром Русановым и Алисой Максимовой.

Как майнор по публичной истории появился в Высшей школе экономики?

Надо сказать, что преподаватели майнора Олег Морозов, Александра Колесник, Александр Русанов и Алиса Максимова довольно давно как изучают неакадемические формы знания о прошлом, так и выступают в роли публичных историков.

Олег Морозов изучает мемориальную культуру. В круг его профессиональных интересов входят такие темы, как историческая политика в современной России, в частности, манипуляции историческим знанием Русской православной церковью, современные проблемы мемориализации Холокоста, память и деколонизация в США и Европе, а также изобретение прошлого университетами. Он выступал на радио и телевидении, публиковался в таких СМИ, как “Новая газета”, “Независимая газета”, “Нож”, “ПостНаука”, “The Village”, “Biz-Bote”, “Credo.Press”. 

Алиса Максимова давно интересуется краеведческими музеями в российских регионах и в частности в малых городах, анализирует, как музейные работники создают, меняют и поддерживают экспозиции и работают с местным сообществом. Она также консультирует различные музеи по вопросам изучения аудитории и посетительского опыта и сама проводит исследования посетителей.

Алиса Максимова

В 2018 году Александр Русанов и Александра Колесник реализовывали проект, посвященный образам средневекового прошлого в популярной культуре, –– медиевализму (подробнее о проекте). В течение нескольких месяцев для портала IQ HSE был подготовлен ряд научно-популярных публикаций о репрезентации средневековой истории в современной культуре: от литературы и высокой моды до от компьютерных игр и хэви-метал музыки. Тогда же для портала IQ HSE были подготовлены интервью с историками Томасом Каваном (президент Международной федерации публичной истории) и Сержем Нуаре (глава Итальянской ассоциации публичной истории) (интервью), в которых шел разговор о роли публичного историка и о том, как публичные историки могут изучать массовые представления о прошлом и то, как прошлое представляется, (пере)осмысляется, оспаривается в современной культуре. В рамках этого же проекта был записан цикл передач на радио «Культура» (записи), в которых шел разговор о том, что такое публичная история, как связаны публичная история и medievalism studies (исследования медиевализма), а также как мы можем анализировать разные образы средних веков: от ведьм в современных сериалах до средневековых городов в пространствах компьютерных игр.

Александра Колесник

Несмотря на то, что многие наши коллеги интересуются публичной историей, в московском кампусе НИУ ВШЭ не было ни одного курса, не говоря уже об образовательных программах, посвященных публичной истории (такая программа была в петербургском кампусе, но в 2021 году она была закрыта). Когда в 2018 году в Вышке объявили конкурс на новые майноры –– группу из четырех связанных тематически учебных курсов, –– Олег Морозов предложил конвертировать наш интерес и опыт как публичных историков в майнор.

Майноры реализуются в Вышке 2 года для бакалавров 2 и 3 курсов, учащихся на разных образовательных программах за исключением той, за которую отвечает  подразделение-заявитель майнора. В нашем случае это Школа исторических наук НИУ ВШЭ, значит, на нашем майноре не могут учиться историки. В этой связи мы попытались адаптировать курс для неспециалистов. У нас учатся студенты разных программ: юристы, искусствоведы, географы, менеджеры, логисты, журналисты, компьютерщики, дизайнеры, инженеры, даже ассириологи и тюркологи. Традиционно больше гуманитариев, но и они очень разные, что, как нам кажется, делает лекционные и семинарские занятия интереснее, позволяет услышать разные точки зрения, спорить, узнавать новые примеры и, самое главное, находить общий язык для диалога. Все это важные элементы публичной истории, поэтому нам кажется, что формат майнора для этого очень подходит. Таким образом, мы не столько учим студентов публичной истории, сколько непосредственно занимаемся ею на каждом семинаре.

Почему майнор по публичной истории сделали открытым для для всех кампусов НИУ ВШЭ? Какие у вас ожидания от студентов — не историков, пришедших на него? Какие у них ожидания от этого курса?

Курс стал открытым для всех кампусов только в прошлом году, когда в университете началась реформа межфакультетских курсов. Еще осенью 2019 года ректор предлагал расширить формат межфакультетских курсов и сделать их межкампусными, проводить занятия в смешанном формате (с онлайн-лекциями и оффлайн-семинарами с трансляцией для студентов из других кампусов). Тогда казалось, что технически это будет сложно сделать, но 2020 год внес свои коррективы. Опыт показал, что курс, полностью проведенный в онлайн-формате с участием студентов разных кампусов, может быть хорошим и интересным. Межкампусный формат позволяет и нам увидеть и услышать разных студентов, и студентам услышать курс, аналогов которому нет на их программах. Так, например, у нас на курсе есть студенты из пермского кампуса, где теперь есть образовательная программа по публичной истории, но на которой нет похожих на наш курсов.

Когда мы только начинали курс, сомневались, получится ли говорить доступно, интересно и с азартом со студентами разных специальностей. Были опасения, что сами студенты не будут понимать друг друга. На практике же оказалось все ровно наоборот. Самыми интересными и запоминающимися семинарами оказались те, где студенты разных специальностей дополняли и развивали идеи друг друга или спорили об одной и той же теме. Так, на одном из семинаров мы обсуждали, что такое культурное наследие, какие есть современные подходы к его изучению, как понимается культурное наследие в разных городах России. И вот студент-юрист спорил со студентом-дизайнером, какими должны быть исторические памятники, и каждый апеллировал к своим профессиональным сферам. Вот такие споры и диалоги учат студентов, как нам кажется, очень важному –– пониманию того, что представления о прошлом нельзя  раз и навсегда зафиксировать и записать в учебник; что это явление социальное, очень сложное и меняющееся по времени; что в истории не может быть единой точки зрения.

Олег Морозов

В этом году майнор будет идти в третий раз. Как вы оцениваете результаты первых двух наборов? Изменялось ли что-то в программе?

В этом году у нас был первый выпуск, так сказать. Первый набор студентов 2018 года завершил за два года все четыре курса. Результатом мы довольны: хотя есть, что улучшать, видно, что студенты “открывают” для себя какие-то темы и задаются увлекательными и сложными вопросами в ходе майнора, начинают иначе смотреть на привычные вещи — мемориалы, музейные выставки и памятные даты, фильмы, сериалы и компьютерные игры, видеть в них разные образы прошлого и представления об истории. Среди эссе, сданных в конце каждого курса, есть много текстов, которые нам, преподавателям, читать очень интересно. Еще один показатель мы получаем хорошие отзывы о курсах, и с каждым новым набором количество желающих стать слушателями майнора растет. Кампания по набору студентов 2021 года показала, что наш майнор вошел в двадцатку самых востребованных майноров Вышки среди студентов: общее число заявок составило 560, причем 129 из них пришлось на первый тур из пяти. Это неплохой результат, учитывая, что майнор у нас небольшой –– максимальное число мест не может превышать 60. 

Для второго набора мы немного сократили количество лекционных и семинарских часов, что позволило скорректировать некоторые части курса,  казавшиеся нам затянутыми. Мы не меняем чего-то существенно, но стараемся обновлять содержание, например,включать темы, которые активно обсуждаются в публичной сфере, будь то движение за снос памятников рабовладельцам в США и Европе или открытие музейного комплекса “Зоя”.  Но и без этих изменений мы бы точно немного изменили программу.

Планируется ли развитие майнора до магистратской программы по публичной истории?

Пока этого нет в ближайших планах, да и наших возможностей сейчас недостаточно, чтобы создать магистерскую программу по публичной истории. Но мы пробуем несколько расширить майнор и конвертировать его в другие курсы. В частности, в этом учебном году мы впервые будем проводить научно-исследовательский семинар по публичной истории для бакалавров-историков, а еще мы с другими коллегами из ИГИТИ и пермского кампуса НИУ ВШЭ разработали композитный курс по публичной истории и будем впервые читать его в этом году смешанному потоку из магистров и бакалавров.

Какие задачи, как преподаватели майнора «Публичная история», вы ставите перед собой?

Пожалуй, самая главная задача для нас – это показать студентам-неисторикам, что знание о прошлом бывает разным и что разные источники влияют на формирование наших представлений о прошлом. У каждого курса есть и свои “подзадачи”. Например, музеи — обычно такие институции, которым не принято задавать вопросы, по поводу которых не принято задаваться вопросами. Они имеют статус авторитетных, нейтральных, беспристрастных рассказчиков. Курс “Музеи и память” направлен на то, чтобы ставить вопросы: как музейные коллекции и экспозиции получились такими? Чье прошлое и как они показывают? Можно ли представить это по-другому? На семинарах мы разбираем и разные концепции, существующие в музейном деле, и конкретные музеи и выставки.

Александр Русанов

Курс “Медиевализм” призван не только рассказать студентам о разнообразии присутствия Средних веков в современной культуре – теме интересной и даже актуальной, но довольно узкой. Что гораздо важнее, на нем мы пытаемся показать, как в современном обществе переосмысляется и конструируется прошлое “давнопрошедшее”, не вызывающее, в отличие от бурных событий XX (и в меньшей степени – XIX) века непосредственной реакции, возможной благодаря, к примеру, семейной памяти. Но и такое – чуждое, далекое, непонятное – прошлое постоянно присутствует в настоящем времени: в политических спорах, искусстве, повседневности. Становится ли оно только “зеркалом”, формой самоописания современности, для которого никак не важна связь с “тем, как оно было на самом деле”? Или даже сквозь эти искажения возможна связь с голосами далекого прошлого? Может, эта связь является пусть важной, но лишь мечтой современного человека – многое говорящей о нем, но почти ничего о мире, каким он был столетия назад? На примере разных “медиевализмов” мы снова и снова возвращаемся к этим вопросам на семинарах курса.

Как бы вы описали сферу публичной истории в России в данный момент?

В этом вопросе у вас, безусловно, гораздо больше знаний. Как нам представляется сфера публичной истории в России сейчас крайне противоречива. С одной стороны, это понятие уже неплохо знакомо, причем не только в кругах ученых и преподавателей. С другой стороны, в России пока не сложилось профессиональное сообщество публичных историков. В связи с этим зачастую на российский опыт переносятся кажущиеся устойчивыми и неизменными определения публичной истории, сложившиеся в том или ином европейском или североамериканском сообществе, но за скобками оставляется то, что сами эти определения и предполагаемые ими задачи и практики являются промежуточными результатами непрекращающихся споров и обсуждений. Таким образом, поле публичной истории зачастую сводится или к популяризаторской и просветительской деятельности профессионалов-историков, что, пожалуй, противоречит важнейшим, с нашей точки зрения, основаниям проекта public history, – или исключительно к проблемам травматичного прошлого. Последнее, безусловно, входит в проблематику публичной истории (что мы попытались отразить и в нашем курсе), но абсолютно ее не исчерпывает. Именно поэтому мы включили в наш майнор такие “пограничные” для публичной истории темы как ностальгия, медиевализм, образы прошлого в популярной культуре и т.д. Их обсуждение, как мы надеемся, может позволить наметить пути для обсуждения присутствия прошлого именно в нашем современном обществе, выделить новые междисциплинарные поля, задать вопросы, интересные представителям самых разных профессий. 

Н. Липилина, 2021

1 килограмм серебра и 17 Романовых

Не просторах сети мне попалась весьма увесистая медаль и захотелось узнать о ней подробнее. Все же не так много у нас таких крупных и многофигурных медалей. На мои вопросы о том, почему была выбрана тема Романовых, как создавалась медаль, кто консультировал художников и на кого рассчитан спрос ответил Виктор Михайлович Ерохин, академик Российской академии художеств, заслуженный художник Российской Федерации и арт-директор «Императорского Монетного Двора».

Читать далее «1 килограмм серебра и 17 Романовых»

ЮБИЛЕИ И ДРУГИЕ СИМВОЛИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ТЕРРИТОРИИ

Юбилеи и другие символические ресурсы территории в практиках академической и публичной истории

Завтра, 1 марта 2020 года дедлайн подачи заявок для участия во Всероссийской научной конференции  «Юбилеи и другие символические ресурсы территории в практиках академической и публичной истории». Мероприятие пройдет 13 – 14 марта 2020 года в г. Пермь. Читать далее «ЮБИЛЕИ И ДРУГИЕ СИМВОЛИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ТЕРРИТОРИИ»

Всероссийский конкурс эссе по публичной истории

Всероссийский конкурс эссе по публичной истории

Приглашаем принять участие во втором Всероссийском конкурсе эссе по публичной истории «Репрезентации прошлого в публичных пространствах»!

Читать далее «Всероссийский конкурс эссе по публичной истории»

Историческая политика или публичная история? Пространства коллективной памяти в современной России

публичная история историческая память

Наши коллеги из Ярославского государственного педагогического университета проводят конкурс студенческих эссе «Историческая политика или публичная история? Пространства коллективной памяти в современной России»

Читать далее «Историческая политика или публичная история? Пространства коллективной памяти в современной России»

Санкт-Петербург, Москва и Царское Село в правление Николая II : материал для проведения классного часа

публичная история rupublichistory Николай II Moscow
Император Николай II и Императрица Александра Федоровна на крыше Большого Кремлевского дворца

Автор Дмитрий Максименко

Представляю вашему внимание свои методические наработки для проведения классного часа по истории и краеведению. Также их можно использовать для организации внеурочной деятельности и подготовки школьниками исследовательских проектов, связанных с историей царской семьи, а также локальной историей Москвы, Санкт-Петербурга и Царского Села.

Читать далее «Санкт-Петербург, Москва и Царское Село в правление Николая II : материал для проведения классного часа»

Музей писателя как центр формирования локальной идентичности. Пример Подольского района Московской области

чехов публичная история
Музей писем А.П. Чехова в г. Чехов.

Читать далее «Музей писателя как центр формирования локальной идентичности. Пример Подольского района Московской области»