Ожидание силы: заметка к дню рождения Сталина

18 декабря — день рождения Иосифа Виссарионовича Джугашвили, более известного нам как Сталин. Для значительной части наших соотечественников он — путеводная звезда в бушующем море российской истории, отец народов СССР, борец за права простых людей и вообще против всего плохого. Для других он — тиран, агрессор и параноик, практически единолично уничтоживший существенную часть населения страны.

В машину репрессий которого попали рабочие, крестьяне, военные, творческая и научная интеллигенция. Процесс обнародования информации о масштабах и обстоятельствах этих событий начался с XX съезда и продолжается с разной степенью успеха по сей день. Многое опубликовано, многое еще не доступно в закрытых для исследователей архивах. На таком фоне занятно слышать высказывания: «Сталина на вас нет, он бы коррупцию победил, индустриализацию провел, проклятых торгашей извел и вообще сделал бы стране хорошо». Все будто-бы были при нем сыты, одеты, обуты и построены ровными рядами на путь в светлое будущее.

И такие голоса звучат громко, уверенно. Появляется ощущение, что о репрессиях, коррупции номенклатурной верхушки, красном терроре и тоталитарности «большого стиля» сталинской эпохи никто или не помнит, или даже никогда и не слышал: не знает, не интересовался книгами, рассказами и исследованиями этих явлений.

Так ли это на самом деле? Лучший вариант — спросить у самих людей. Спросили. Вот что из этого получилось…

 

Из этих 50%, готовых призвать усопшего, 28% говорят: мы знаем про диктатуру и репрессии, понимаем, что сами с большой вероятностью окажемся под катком, но все же для страны это прекрасно! Землю-рабочим, фабрики-крестьянам, нет, наоборот-фабрики-рабочим…ну, не важно: он придет и наведет порядок во всем.

Самое интересное высказывание-респондент, 56 лет:

«У меня половина старшего поколения семьи репрессировано, реабилитировано посмертно, но я все равно поддержу такого человека у руля, как Иосиф Виссарионович, пусть и ценой своей жизни и свободы. Я за жесткую руку в управлении страной».

Такое вот «расщепление сознания»: большинство за «жесткого руководителя», который реально может в современных условиях сделать «хорошо» экономике страны, отстоять престиж страны на внешнеполитической арене, ну а мы, простые люди, уж в очередной раз потерпим, пострадаем за общее благо, заплатим свободой и жизнью. Про репрессии и коллективизацию с переселениями народов? Да помним, конечно.

Но мы-то люди маленькие… Зато и ответственность не на нас — на нем,

на воскресшем и пришедшем к власти. Эдакое ожидание волшебной палочки и решения всех проблем.

И тем любопытнее выглядит падение количества сторонников подобной реинкарнации со снижением возраста респондентов.

С 78% до 36% падает желание вернуть Иосифа Виссарионовича, друга пионеров и комсомольцев, среди поколения Твиттера, Ютуба и других соцсетей (с 2001 года рождения и моложе). Они говорят: «Мы не хотим ГУЛАГа!», так как знают об этом, благодаря, в том числе, и деятельности «Мемориала». Они не хотят НКВД, закрытые границы и принудительных строек и урезания свобод. Один из парней (14 лет) высказался так:

«Сталин не смог бы сделать ничего хорошего, о чем мечтают его адепты: другое время, другие обстоятельства, технологии, люди — все другое».

Его методы жесткого управления, планирования и ограничений не сработают. Скорее всего, они приведут к социальному взрыву.

Гад, короче, Сталина на него нет! Разговор с ему подобными мог быть только таким:

От поколения к поколению снижается потребность в царе-батюшке, люди хотят больших свобод и не хотят возвращения диктаторов. Вот так отвечают на на вопрос: «возвращение Сталина полезно для меня лично?»

Очень часто в общении с респондентами 1991 и моложе всплывает тема ответственности.

«Зачем мне «отец» в Кремле, если я сам могу прогнозировать последствия своих поступков и брать ответственность на себя?» 

«Почему я должен разменивать себя на какие-то мифические безопасность, стабильность и сытость? Хотят старики Сталина-пусть забирают и живут с ним отдельно».

Результаты нашего опроса показывают, что есть все признаки искажения исторической памяти, помноженные на конфликт поколений: старшим хочется покоя, безопасности, стабильности, даже в обмен на свободу. Они хотели бы жесткой руки и тихой безответственности. Вот так проявляется этот «коллективный Сталин». Однако возраст желающих воскрешения вождя показывает, что их память обо «всем советском — всем самом правильном» — это память о времени Хрущева и Брежнева. Эти граждане и начала 50-х не застали, а уж 1930-е совсем далеко от их даты рождения. Чем моложе респонденты, тем сильнее желают странного: свободы, творчества, движения. Они принимают и такой сопутствующий груз, как ответственность. Более старшие поколения одной из основных причин, по которой сейчас все плохо, называют отсутствие сильной руки власти. Факты о сталинской эпохе знакомы им очень слабо. Само слово «репрессии» в контексте правления Сталина не известно от 17% до 50% (по разным возрастным группам), изменение показателя коррелирует со снижением возраста опрошенных.

Так возникает заметный в общественном пространстве запрос на появление диктатора, который при ближайшем рассмотрении оказывается не настолько уж и серьезным. Об этом говорит и снижение числа «сталинистов» в молодом поколении до 36%, и намного более спокойная риторика их высказываний на тему опроса, особенно в сравнении с людьми до 1980 года рождения: почти не услышали ни про «железную руку», ни про «всех буржуев к стенке», ни про «единственный, кто мог бы что-то  хорошего в России сделать ». И важнее не сам запрос в обществе на «возвращение правителя с железной рукой», а конфликт восприятий и мнений об эпохе его правления у различных социальных групп, например-возрастных. Причиной тому-недостаточная ознакомленность как сторонников, так и противников сталинизации с фактами, документами и хотя бы их же семейной памятью того периода. Еще и помноженная на крайнюю политизированность официальной истории России, особенно-советского прошлого.

Разноплановый конфликт восприятий Сталина и его эпохи сохраняется, в том числе-за счет недостаточности открытых обсуждений фактического материала этого времени: архивов и исследований на их основе, дневников отдельных людей, историй обычных семей и различных социальных групп, работы с памятью поколений. Большинство проводимых мероприятий не привлекают широкую публику: чаще всего это лекции, которые исследователи читают друг другу и своим знакомым. В то же время тиражи около исторических книг и просмотры тематических ютуб-каналов показывают, что интерес к истории своей страны растет. Создание и поддержание заинтересованности в таких дискуссиях «под наблюдением» и с помощью профессиональных историков, могло бы создать площадку для диалога страждущих появления диктатора с не желающими его возвращения.

Сталин-это не прожитое, не пережитое прошлое 

Ситуация с оценкой личности Сталин похожа на не до конца вскрытый нарыв, которого слегка коснулась ланцетом партийная элита на ХХ съезде, испугавшись количества и качества содержимого, полезшего оттуда. Это системная проблема двухсотлетней политизации истории, уничтожения народной памяти и общественного осмысления прошлого.

Запрос «снизу» на изучение, переосмысление и примирение с собственным прошлым в России до сих пор слабо реализуется. В последние годы особо ярко проявляется проблема самоцензуры. Приходится работать с оглядкой на политику: а можно ли так, а разрешат ли? Однако запрос существует, и он порождает множественные конфликтные ситуации уже в настоящем. Период правления Иосифа Виссарионовича Джугашвили — только одно из таких проблемных мест.

Статья подготовлена по результатам 
социологического опроса, 
проведенного редакцией 
Портала публичной истории

Декабрь, 2017
© RU Public History, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *